Новости образования

МРОТом (ОТ РУКОВОДСТВА СТРАНЫ), – ПО ЭФФЕКТИВНОСТИ РАБОЧИХ МЕСТ


Просмотров: 3314 | Комментарии
Рубрика: Голос народа

«МРОТом (ОТ РУКОВОДСТВА СТРАНЫ), – ПО ЭФФЕКТИВНОСТИ РАБОЧИХ МЕСТПрезиденту Российской Федерации ПУТИНУ В.В., в Правительство Российской Федерации МЕДВЕДЕВУ Д.А., Государственную Думу НАРЫШКИНУ С.Е. и Совет Федерации МАТВИЕНКО В.И., в Конституционный Суд Российской Федерации ЗОРЬКИНУ В.Д.

Открытое письмо

МРОТом (ОТ РУКОВОДСТВА СТРАНЫ), – ПО ЭФФЕКТИВНОСТИ РАБОЧИХ МЕСТ

В выступлениях российского руководства говорится о том, что надо избавляться от неэффективных рабочих мест. Между тем, его, убеждён, необоснованная, зарплатная и т.п. политика прямо-таки подталкивает к их неэффективности.

Но вначале – об эффективности ЧЕГО ЖЕ ИМЕННО идёт речь? Рабочее место – это что? Место? Станок? Место со станком (или креслом) на нём? Что это?

Правительство, Госдума, Совфед и т.д. (судя по отпискам на обращения к ним) упорно не хотят вооружить социально-экономическую практику его определением: «рабочее место – это…». Почему? Об этом - немного ниже.

Можно ли представить, чтобы госорганы оперировали термином «валовой внутренний продукт» (ВВП), не будучи вооружены определением ВВП? Ответ понятен. А с рабочим местом ситуация именно такая.

Термин «рабочее место» вовсю используется в законах и т.п. В выступлениях первых лиц страны. А обоснованного определения рабочего места как не было, так и нет. В законе оно не закреплено. Переоценить крайне отрицательные последствия этого (для конкретных рабочих и специалистов, всего трудового потенциала, экономики), убеждён, невозможно.

Ведь это одна из исходных, ключевых, основополагающих категорий в области труда и занятости. Да и всей экономики. Когда она рассматривается со стороны личного фактора производства. Со стороны человека. Который своим, как говорят в науке, ЖИВЫМ, трудом приводит в движение другие элементы процесса производства (станки, сырьё и т.п.).

Законодательное закрепление определения этой исходной категории тем более необходимо, что в Трудовом кодексе (ст. 209) ДАНО определение рабочего места. Но ДРУГОГО рабочего места. Суть этого определения: рабочее место - это МЕСТО. Но может ли место КАК ТАКОВОЕ быть эффективным или неэффективным?! Ответ понятен: не может. Место – оно и есть место.

По значимости «рабочее место» и «занятость экономической деятельностью» (занятость в экономике, трудовая занятость) – это категории одного порядка. Иметь рабочее место и быть занятым в экономике – это одно и то же.

И чтобы не путать рабочее место с тем рабочим местом, о котором в Трудовом кодексе, последнее надо называть по другому. К примеру, - РАБОЧЕЕ МЕСТО (МЕСТО ДЛЯ ТРУДА). Суть которого: какое-то пространство, в пределах которого перемещаются, когда работают. Рабочее место и рабочее место (место для труда) соотносятся как целое и его часть. Второе – это ЛИШЬ ОДНА из составных частей первого.

Иметь рабочие места - это значит иметь ВСЁ для трудовой деятельности. Для занятости в экономике. Вот, думается, приемлемое определение рабочего места (по крайней мере, - основа для него):

«Рабочее место - часть организации и т.п., которая включает в себя все элементы процесса труда, непосредственно необходимые для трудовой деятельности работника, а также средства на вознаграждение его труда: на выплату ему заработной платы и т.п.

Элементы процесса труда - работа и то, что требуется для ее выполнения: рабочее место (место для труда); технологическое оборудование; сырьё и другие предметы труда; электрическая и другие виды энергии; информация, отражённая в проектной, конструкторско-технологической и другой документации и на других носителях; и тому подобное - в зависимости от отраслевых и других особенностей организации и т.п.».

Да-да, рабочее место – это 1) работа, 2) всё непосредственно необходимое для её выполнения (кроме живого труда её исполнителя) и 3) заработок. Если нет ХОТЯ БЫ ЧЕГО-ТО ОДНОГО из этого, (!) В ТОМ ЧИСЛЕ ЗАРАБОТКА, то нет и рабочего места, занятости в экономике.

Таким образом, рабочие места – это ЦЕЛИКОМ СФОРМИРОВАННЫЕ производства и т.п., подготовленные для приложения к ним ЖИВОГО труда рабочих и специалистов. Отсюда: всё, что работает против эффективности ЭКОНОМИКИ (включая решения госорганов о недопустимо низких зарплатах и т.п.), - работает и против эффективности РАБОЧИХ МЕСТ.

Вот об эффективности ЭТИХ-то рабочих мест и можно говорить. В экономике эффективность выводится из СООТНОШЕНИЯ между затратами и результатами. Затратами на станки, сырьё, зарплату и другие составляющие процесса производства и т.п. И полезными результатами от этих затрат. В виде всякого рода благ: продукции, услуг и т.п. Эти-то затраты и результаты как раз и заложены в рабочих местах. Запроектированы в них.

Почему же высшие и другие госорганы не закрепляют в законе определение рабочего места? Не вооружают им практику? Думается, - вот почему. Для них сделать это - значит признать, что они десятилетиями НЕОБОСНОВАННО относят НЕ ИМЕЮЩИХ работы и (или) заработка к имеющим рабочее место, к занятым в экономике, то есть …(!) К ИМЕЮЩИМ работу и заработок. Как говорят, не верь глазам своим. И НЕОБОСНОВАННО же лишают их пособия по безработице.

К примеру, - отправленных администрацией в длительный неоплачиваемый «отпуск». Который, конечно же, – вовсе никакой не отпуск, в том числе и не отпуск без сохранения зарплаты (ст. 128 Трудового кодекса), а САМАЯ НАСТОЯЩАЯ БЕЗРАБОТИЦА.

Кстати, убеждён, по этой же причине (чтобы не платить пособие по безработице) высшая власть упорно уходит от закрепления в законе определения и другой исходной в области труда и занятости категории - «ЗАНЯТОСТЬ В ЭКОНОМИКЕ».

В Законе о занятости (ст.1) ДАНО определение занятости. Но оно – ОБЩЕЕ для всех без исключения видов занятости. Включая занятость учебой, в домашнем хозяйстве и т.п. Это всё равно что дать ОБЩЕЕ определение для коня и рябчика: «конерябчик – это…».

И в этом ОБЩЕМ определении занятости сказано, что занятость приносит заработок КАК ПРАВИЛО. Из чего, убеждён, прямо вытекает, что можно относить к занятым в экономике (то есть к ИМЕЮЩИМ заработок) и НЕ ИМЕЮЩИХ заработка. И не платить им пособие по безработице.

Закрепи власть обоснованные определения рабочего места и занятости в экономике, из которых ОДНОЗНАЧНО вытекало бы, что работа и заработок – их НЕОБХОДИМЫЕ составляющие, это как прожектором высветило недопустимость отнесения НЕ ИМЕЮЩИХ работы и (или) заработка к ИМЕЮЩИМ их. Чем, убеждён, помимо всего ещё и прямо нарушается Конституция (ст. 4 и 37), право человека на защиту от безработицы.

Всё это тем более недопустимо, что большая часть россиян живёт, как говорят, от получки до получки (по данным бывшего руководителя Центробанка В.В. Геращенко – 80%), а то и занимают, чтобы «дотянуть» до дня зарплаты.

Кто же (прежде всего) должен был бы выработать и закрепить в законе определение рабочего места? И вооружить им социально-экономическую практику? Ясное дело: так называемые «трудовики» в системе власти. Они на этом специализируются. Это их «хлеб».

Прежде всего - это задача Комитета Госдумы по труду и Минтруда России. Но не только. Ещё и ПРОФИЛЬНЫХ подразделений Совфеда, Правительства, Минэкономики России и других госорганов.

Однако (невероятно, но факт), они-то этому как раз и препятствуют (судя по отпискам из этих госорганов). И это, думается, не может не вызывать вопроса о необходимости укрепления отряда «трудовиков» в системе власти. Хотя, может быть, самой высшей власти как раз такие «трудовики»-то и нужны?

Первую отписку из Комитета Госдумы по труду получил 10 лет назад (исх. № 3.2-26/799 от 09.10.03 г.). От Селиванова А.В. - его предыдущего руководителя. А уже через полгода – от нынешнего председателя Комитета – Исаева А.К. (исх. № 3.2-32/200 от 31.03.04 г., копия отписки прилагается). Позиционирующего себя как выразителя интересов ПРОФСОЮЗНОГО ДВИЖЕНИЯ во власти. Такую же, почти слово в слово.

Согласно отписке, предложение о необходимости закрепления в Трудовом кодексе и Законе о занятости определения рабочего места даже не было рассмотрено. То есть, едва ли не главный, убеждён, «автор» этой ситуации (то, что практика до сих пор не вооружена определением одной из исходных категорий в области труда и занятости) не стал даже рассматривать предложение по её исправлению.

Не меньшее недоумение вызвали и отписки его заместителей – Гузанова А.А. (исх. № 3.2-32/1285 от 05.06.07 г.) и Габдрахманова И.Н. (исх. № 3.2-25/619 от 15.06.11 г.).

Предложение закрепить в законе определение рабочего места первый из них отклонил тем, что определение такого рабочего места будто бы есть (!) в учебниках, словарях и т.п. и поэтому «…нет необходимости повторять это устоявшееся определение в законодательстве о занятости».

На самом же деле предложенного (см. выше) определения рабочего места (в значении всего необходимого для занятости) там нет. Есть определения рабочего места в значении какого-то пространства, со станками на нём или нет (кстати, довольно разные). А социально-экономической практике необходимо определение рабочего места именно в значении ВСЕГО необходимого для труда, для занятости.

Да и как же это возможно в принципе-то: всерьёз предлагать учебники и словари в качестве равноценной альтернативы законам?! Зачем тогда законы-то нужны, если их можно, как считают в Комитете (!) Госдумы, заменить учебниками и словарями?!

На вооружении у социально-экономической практики должны быть не те определения, которые в учебниках и словарях, а те, которые закреплены в российских законах (тем более, что речь - об исходной, ключевой категории). И не «устоявшиеся» (устояться-то можно ведь и в неправильном положении), а обоснованные, всесторонне выверенные, профильными специалистами (при всём уважении к авторам учебников и словарей).

А Габдрахманов И.Н. в своей отписке дал отсылку к этой отписке Гузанова А.А. То есть солидаризировался с ним. Выходит, он тоже не за законы, а за учебники и словари (в которых к тому же нет определения рассматриваемого рабочего места). Ну что тут скажешь?! Остаётся только руками развести.

Министру здравсоцразвития России (предшественнику нынешнего Минтруда России) Голиковой Т.А. (ныне – председатель Счётной палаты) и её заместителю Топилину М.А. было направлено открытое письмо (от 27.05.09 г.; есть в инете). Озаглавленное: «Татьяна Алексеевна! Максим Анатольевич! Что такое трудовая занятость и что такое рабочее место?».

В отписке на него (исх. № 10-4/325157-22-5ск от 22.06.09 г., Курбатов С.В.; копия отписки прилагается) – набор слов, вовсе не имеющий отношения к поставленным в открытом письме вопросам. О том, что системы оплаты труда регулируются коллективными договорами, соглашениями и т.д. и т.п. Прямое нарушение Закона о работе с обращениями (ст. 5 и 10) и Конституции (ст. 33).

Так вот. Как же это влияет на эффективность рабочих мест? То, что ЗАРПЛАТА недопустимо низкая. Экономически необоснованная. Не позволяющая поддерживать и развивать трудоспособность. У тех, кто создаёт рабочие места? У тех, кто их использует? У тех, кто учит, лечит и т.п. формирующих и использующих рабочие места? (Эта группировка, конечно же, довольно условная. Но в данном случае, думается, – оправданная.)

Специалисты по рынку труда констатируют: рабочая сила в России всё меньше отвечает требованиям рынка труда. Как по качеству, так и по количеству. Нарастает нехватка рабочих и специалистов в стране и её наводнение гастарбайтерами. Убеждён, одна из причин этого - недопустимо низкая зарплата и т.п. (от руководства страны).

Назначение зарплаты – восстановление, воспроизводство человека, его трудоспособности. Труд – это производительное РАСХОДОВАНИЕ жизненных сил человека, его чисто физической и нервно-психической энергии. Когда рабочие и специалисты работают, они РАСХОДУЮТСЯ.

И поэтому должны постоянно восстанавливаться, воспроизводиться. Если нет (а одна из главных причин этого – именно недостаточная зарплата), то они от этого НЕИЗБЕЖНО деградируют, деквалифицируются. С той или иной скоростью. А значит, - создают плохие, неэффективные, рабочие места; плохо, неэффективно, их используют и т.п.

Даже если рабочие места ПОТЕНЦИАЛЬНО эффективные, - их могут сделать ФАКТИЧЕСКИ неэффективными те, кто их использует. Из-за того, что их «зарплата» не позволяет им поддерживать на должном, экономически обоснованном, уровне их трудоспособность.

Так вот. Убеждён, решения руководства страны прямо «работают» на недопустимо низкие зарплаты в экономике. А значит, - и на неэффективность рабочих мест. Не год, не два, а ДЕСЯТИЛЕТИЯ.

Вот факты. Прожиточный минимум (далее – ПМ), в том числе и согласно разъяснению самой власти (суть), – это (!) МИНИМАЛЬНО необходимое для (!) СОХРАНЕНИЯ ЗДОРОВЬЯ человека и (!) ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЕГО ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Тем не менее минимальный размер оплаты труда (МРОТ) и обусловленные им «зарплаты» в России (от Правительства, Госдумы, Совфеда и главы государства) – МЕНЬШЕ ПМ. То есть меньше минимального необходимого даже только ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ здоровья и трудоспособности рабочих и специалистов (что уж говорить о их улучшении, развитии).

Длительное время МРОТ в России – 83,49 руб. (2 руб. 78 коп. в расчёте на день). Что самое малое (!) РАЗ В ДЕСЯТЬ меньше тогдашнего ПМ. И ныне МРОТ намного меньше ПМ. Намного меньше даже ОФИЦИАЛЬНОГО ПМ, который, по оценкам независимых экспертов, сильно занижен.

Следует подчеркнуть, что российский МРОТ «бьёт» не только по самым низкооплачиваемым, но и по так называемым бюджетникам (и не только). И в том числе таких, едва ли не САМЫХ ОБЩЕСТВЕННО ЗНАЧИМЫХ, профессий, как учитель в школе, преподаватель в вузе, учёный, врач и т.д.

Поскольку МРОТ – это фактически ИСХОДНАЯ БАЗА при определении размера их зарплат. То есть российский МРОТ, убеждён, – это своего рода испорченный «компас», который показывает не туда, куда исправный.

И если, к примеру, учитель в школе, преподаватель в вузе плохо учат (из-за «зарплаты», не позволяющей им поддерживать на должном уровне свою трудоспособность), то "из-под их пера" выходят худшие, чем могли бы быть, выпускники. Будущие создатели рабочих мест. И те, кто использует рабочие места.

И эти худшие несут эту "худшесть" дальше. Эдакий эффект домино. Когда падение первой костяшки НЕИЗБЕЖНО вызывает падение ближайшей и всех других. То есть, отрицательное влияние недопустимо низких зарплат и учителей, преподавателей в вузах, научных работников, врачей и т.д. на эффективность рабочих мест тоже вряд ли можно оспорить.

Согласно опросам ВЦИОМ («Российская газета», 22.10.13 г., стр. 5), учителя на ПРЕДПОСЛЕДНЕМ месте в списке профессий, которые родители порекомендовали бы своим детям и внукам. Убеждён, прежде всего - по причине низкой зарплаты учителей.

Размер зарплаты – это едва ли не главная характеристика, которая предопределяет распределение людей по сферам труда. Выходит, что необоснованная зарплатная политика власти ещё и «работает» на УХУДШЕНИЕ качественного состава учителей, ВЛИВАЮЩИХСЯ на работу в сферу образования.

Внедрение высшей властью МРОТ и обусловленных им «зарплат» - весьма успешное. В России «зарплата» меньше ПМ – у каждого ПЯТОГО работника («Российская газета», 09.09.11 г., стр. 3).

И вряд ли могут ввести в заблуждение статданные об относительно высокой СРЕДНЕЙ зарплате в экономике, её отраслях. Которая схожа со СРЕДНЕЙ температурой по больнице. При которой (средней температуре по больнице) у одних пациентов - несовместимая со здоровьем и жизнью НИЗКАЯ температура, а у других, напротив,- ВЫСОКАЯ.

Убеждён, против здоровья и трудоспособности рабочих и специалистов (а значит, - и против эффективности рабочих мест) «работают» отнюдь не только решения власти по МРОТ и обусловленным им «зарплатам».

Так же «работает» и отнесение к имеющим работу и заработок фактически не имеющих работы и (или) заработка. И лишение их пособия по безработице, хоть каких-то средств к существованию. И создание законодательной базы для этого. Выражающееся прежде всего в отсутствии в законах определении исходных категорий: что такое рабочее место и что такое занятость в экономике. Речь об этом шла выше.

Против здоровья, трудоспособности и эффективности рабочих мест «работают» и недопустимо низкие пособия по безработице. Да-да, это из той же «оперы». Из периода безработицы рабочие и специалисты должны выходить в трудоспособном состоянии. Но пособия по безработице (от власти) этого не позволяют.

Так, минимальное пособие по безработице - ПОЧТИ У ПОЛОВИНЫ зарегистрированных безработных граждан (по состоянию на 2009 год, более поздними данными не располагаю). Ранее же – ДО ПОЧТИ ДВУХ ТРЕТЕЙ. А возможность участия в оплачиваемых общественных работах предоставляется безработным гражданам далеко не всегда и не везде.

Даже ныне это «пособие» – ЛИШЬ 850 РУБ. Ранее же – до почти В 10 РАЗ МЕНЬШЕ. При этом на иждивенцев не доплачивается, сколько бы их в семье безработного гражданина ни было. 850 руб. – это в расчёте на день 28 рублей (850:30).

Как раз столько, чтобы оплатить…(!) ОДНУ поездку в городском транспорте. К примеру, до кладбища. А обратную дорогу – уже и нет. И это, помимо всего, убеждён, тоже прямое нарушение Конституции (ст. 4 и 37), права человека на защиту от безработицы и т.п.

А вот этот «довод», думается, осмыслению явно не поддаётся. «Зарплата» (которая меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности рабочих и специалистов) - это-де В ЦЕЛЯХ ЭКОНОМИИ.

Но какая же это экономия? Для людей, для общества, страны в целом? Если положить на одну чашу весов эту якобы экономию, а на вторую – ущерб от неё, вторая чаша не просто перевесит. Весы просто-таки рухнут в сторону второй чаши. Уж больно ущерб от такой «экономии» громаднее самой «экономии».

Представим, что человек – это грузовик. В его двигатель залили смазочное масло. Но меньше, чем требуется для перевозки грузов. Что произойдёт? Перевозка грузов нарушится.

Неужели же такой (меньший, чем требуется) расход масла (его недолив) – это экономия?! Для непредвзятого человека?! Конечно же, нет. Это самый настоящий вред. Такова же, убеждён, ситуация и с «экономией» («недоливом») на указанных «зарплате», «пособии по безработице» или на вовсе отказе в нём.

О других подобных «доводах – в открытом письме от 02.10.13 г. Озаглавленном: «ЗАРПЛАТА» МЕНЬШЕ ПРОЖИТОЧНОГО МИНИМУМА И Т.П. (ОТ РУКОВОДСТВА СТРАНЫ) – ЭТО ДЛЯ СБЕРЕЖЕНИЯ НАРОДА?!». Есть в инете.

Не годятся такие «зарплаты», «пособия по безработице», отказ в них и т.п., убеждён, и вот почему. Это – одна из причин 1) массовой малообеспеченности населения страны, 2) просто-таки зашкаливающего расслоения общества по уровню доходов и 3) громадной преступности.

50% семей в России содержат детей С ТРУДОМ, а 25% - ВОВСЕ НЕ В СОСТОЯНИИ (данные Детского фонда ООН и Независимого института социальной политики). Институт социологии РАН: малообеспеченных в России – БОЛЬШИНСТВО (на начало 2009 г.; более поздними данными не располагаю).

Это у кого среднедушевой доход в расчёте на одно домохозяйство меньше ПМ (даже ОФИЦИАЛЬНОГО), равен ему и чуть больше. При этом (невероятно, но факт) почти 70% малообеспеченных – это РАБОЧИЕ И СПЕЦИАЛИСТЫ. Не пенсионеры и т.п.

По мнению экспертов ООН («Российская газета», 25.10.10 г., стр. 3, «Порок бедности»), в России работающие имеют большие риски бедности, чем пенсионеры, и ситуация изменится только тогда, когда минимальная зарплата будет больше ПМ в ПОЛТОРА РАЗА. В России же ныне – строго наоборот: ПМ БОЛЬШЕ МРОТ в полтора раза. Ранее же, как показано выше, – до 10 РАЗ И БОЛЕЕ. Даже в среднем по стране.

Доходы 10% самых богатых и 10% самых бедных в России различаются, по оценкам независимых экспертов (к примеру, - бывшего руководителя НИИ статистики В.М. Симчера), в ДЕСЯТКИ РАЗ. Для сравнения: в развитых европейских странах – в НЕСКОЛЬКО РАЗ.

Из «АИФ» (№ 46, 2012, стр. 4): «Россия заняла 1-е место в мире по неравенству распределения богатств. Согласно данным Global Wealth Report, на долю 1% россиян приходится 71% всех личных активов нашей страны».

Первый заместитель председателя Верховного Суда в отставке В. Радченко пишет ещё в 2009 году: «Общество насыщается людьми, имеющими судимость: 15 миллионов – это четверть взрослого мужского населения». Убеждён, МРОТ, «зарплаты», «пособия по безработице» (на которые не прожить), отказ в них, внедрённые властью, не могут не подталкивать и к криминалу.

Таким образом, убеждён, есть основания говорить о целой «атаке» власти на конкретных рабочих и специалистов, на весь трудовой потенциал страны (а значит, - и на эффективность рабочих мест). А ведь это главный экономический ресурс общества. Можно сказать, «фундамент» страны». Нефть, газ и т.п. – это же относительно ненадолго.

Просьба к Путину В.В., Медведеву Д.А., Нарышкину С.Е. и Матвиенко – исправить решения руководства страны о недопустимо низких зарплатах, пособиях по безработице и т.п. (о чём в неоднократных обращениях автора этих строк).

Как, убеждён, - противоречащих экономическим законам и Конституции страны (ст. 4 и 37), нарушающих право человека на вознаграждение за труд и защиту от безработицы. И «работающих» на неэффективность рабочих мест.

А к Зорькину В.Д. – просьба такая.

Добиться того, чтобы разрешение ВСЕХ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ случаев нарушения Конституции решениями госорганов было ПОДВЕДОМСТВЕННО Конституционному Суду. О НЕПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ ему такого разрешения - в его Определениях от 22.03.12 г. № 402-0-0 и от 17.06.13 г. № 30-ПРП (есть в инете).

Как же это возможно-то: разрешать дела о не конституционности решений госорганов (ст. 3 Закона о Конституционном Суде) и одновременно быть не вправе делать это?!

Приложение: на 1 листе.

Гречишников Л.В. (экономист по труду, до пенсии – сотрудник Минэкономики России) 25.10.13 г.

Копия

Федеральное Собрание Российской Федерации

Государственная Дума

Комитет по труду и социальной политике

31 марта 2004 г. № 3.2-32/200

127422, г. Москва

Дмитровский проезд 16, кв. 89

Л.В. Гречишникову

Уважаемый Леонид Васильевич!

На Ваше обращение Председателю Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Б.В. Грызлову по поводу отражения в российском законодательстве понятия «рабочее место» информирую, что при дальнейшем совершенствовании Трудового кодекса Российской Федерации и законодательства о занятости населения, Ваше предложение будет рассмотрено в установленном порядке.

С уважением,

Председатель А.К. Исаев

Копия верна: Гречишников Л.В. 25.10.13 г.

----

Копия

Министерство здравоохранения и

социального развития

Российской Федерации

(Минздравсоцразвития России)

Рахмановский пер.3, г. Москва, ГСП-4, 127 994 127422, г. Москва

тел. 628-44-53, факс 628-50-58 пр-т Дмитровский, д. 16, кв.89

Гречишников Л.В.

22.06.2009 № 10-4/325157-22-5ск

Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации рассмотрело Ваше обращение от 28 мая 2009 года № 325157 и сообщает следующее.

Согласно статье 144 Трудового кодекса Российской Федерации системы оплаты труда (в том числе тарифные системы оплаты труда) работников региональных и муниципальных учреждений регистрируются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Таким образом, вопросы о порядке и условиях оплаты труда работников государственных и муниципальных учреждений субъектов Российской Федерации, в том числе о повышении заработной платы, введении новых систем оплаты труда, применении региональных надбавок и т.д. относится к компетенции органов власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления.

Заместитель директора Департамента заработной платы,

охраны труда и социального партнёрства С.В. Курбатов

627-29-11

Папикян С.С.

Копия верна: Гречишников Л.В. 25.10.13 г.


Оставьте свой комментарий!

Дорогие пользователи! У нас принято указывать настоящие имена.

(обязательно)

  Наверх