Новости образования

Вот, оказывается, почему власть внедряет «зарплату», которая меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности


Просмотров: 4404 | Комментарии
Рубрика: Голос народа

Вот, оказывается, почему власть внедряет «зарплату», которая меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособностиПрезиденту Российской Федерации ПУТИНУ В.В., в Правительство МЕДВЕДЕВУ Д.А., Государственную Думу НАРЫШКИНУ С.Е. и Совет Федерации МАТВИЕНКО В.И.

В Конституционный Суд ЗОРЬКИНУ В.Д., Генпрокуратуру ЧАЙКЕ Ю.Я. и Уполномоченному по правам человека ПАМФИЛОВОЙ Э.А.,

от Гречишникова Л.В. (экономист по труду, до пенсии – сотрудник Минэкономики России)

Открытое письмо

ВОТ, ОКАЗЫВАЕТСЯ, ПОЧЕМУ ВЛАСТЬ ВНЕДРЯЕТ «ЗАРПЛАТУ», КОТОРАЯ МЕНЬШЕ МИНИМАЛЬНО НЕОБХОДИМОЙ ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ ЗДОРОВЬЯ И ТРУДОСПОСОБНОСТИ

Председатель Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Исаев А.К и вице-премьер Правительства (далее – ПРФ) по социальным вопросам Голодец О.Ю. дали в газете «объяснение» того, почему минимальный размер оплаты труда (МРОТ) в России меньше прожиточного минимума (далее – ПМ).

То есть меньше (!) МИНИМАЛЬНО необходимого для сохранения ЗДОРОВЬЯ человека и обеспечения его жизнедеятельности. А значит, - и его ТРУДОСПОСОБНОСТИ.

Такая оплата за труд внедряется Правительством (далее – ПРФ), Госдумой, Советом Федерации и главой государства (с его Администрацией; далее – АП) не год, не два, а ДЕСЯТИЛЕТИЯ. Прямо законами (о МРОТ). И весьма «успешно». В России «зарплата» меньше ПМ – у каждого ПЯТОГОработника («Российская газета», 09.09.11 г., стр. 3).

Указанные «объяснения» едва ли не главных в системе власти «зарплатчиков» и «социальщиков» осмыслению вряд ли поддаются. И (помимо всего) из них, думается, вытекает, что Исаев А.К и Голодец О.Ю. просто-таки не выполняют свои обязанности. В части предмета «объяснения».

Но прежде – о самой, созданной властью, проблеме недопустимо низких «зарплат». И крайне отрицательных последствиях этого. Для конкретных рабочих и специалистов, всего трудового потенциала страны, для экономики, страны в целом.

Многие годы МРОТ в России - 83,49 руб. Да-да, это за работу в течение МЕСЯЦА (не часа и не дня). РАЗ В 10-15 меньше ПМ. И ныне МРОТ намного меньше минимально необходимого для сохранения здоровья и трудоспособности сограждан.

Даже если сравнивать узаконенный МРОТ с тем ПМ, который ОФИЦИАЛЬНО признаётся властью минимально необходимым для сохранения здоровья и трудоспособности. И который, по оценкам независимых экспертов, ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗАНИЖЕН.

Следует подчеркнуть здесь, что российский МРОТ десятилетиями «работал» не только против самых низкооплачиваемых рабочих и специалистов, но и так называемых бюджетников. И в том числе таких, едва ли не САМЫХ ОБЩЕСТВЕННО ЗНАЧИМЫХ, профессий, как педагог, учёный, врач и т.д.

Поскольку фактически использовался в качестве ИСХОДНОЙ БАЗЫ при определении размера их зарплат. То есть российский МРОТ, убеждён, – это своего рода испорченный «компас», который показывал (и продолжает показывать) не туда, куда показывает исправный.

Почему 83,49 руб. и подобные «зарплаты» (которые меньше минимально необходимых для сохранения здоровья и трудоспособности рабочих и специалистов) следует, убеждён, брать в кавычки?

Потому, уверен, что это и не ЗАРПЛАТА вовсе. Не ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ ЗА ТРУД (что, согласно Конституции, ст. 37, – обязательно). Почему так? Потому что назначение зарплаты – этоВОСПРОИЗВОДСТВО рабочих и специалистов. Поддержание и развитие их ТРУДОСПОСОБНОСТИ. Зарплата должна быть достаточной для этого. (Об этом – в учебниках. По экономике труда.)

А при «зарплате», которая меньше необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности рабочих и специалистов, они не только не воспроизводятся, но, напротив, НЕИЗБЕЖНО деградируют, деквалифицируются. Раньше или позже.

С ЧИСТО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ точки зрения, платить рабочим и специалистам МЕНЬШЕ НЕОБХОДИМОГО для сохранения трудоспособности – всё равно что не выделять НЕОБХОДИМЫЕсредства на ремонт и модернизацию станков. Что в этом случае происходит? Станки досрочно, в экономически необоснованный срок, приходят в негодность.

Таким образом, оценить, ЧТО является зарплатой (вознаграждением за труд), а ЧТО - нет, труда не составляет. Если получаемое за труд позволяет сохранять трудоспособность работающих (воспроизводить их), то это ЗАРПЛАТА. Это ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ ЗА ТРУД. Если нет, - то это нечто принципиально иное. Что-то вроде подачки на бедность.

САМА ЖЕ власть даёт НЕОПРОВЕРЖИМЫЕ подтверждения того, что внедряемая ею «зарплата» на зарплату не тянет. «Работает» против здоровья и трудоспособности рабочих и специалистов. Против их воспроизводства.

1) Разъясняя, что ПМ - это МИНИМАЛЬНО НЕОБХОДИМОЕ для сохранения здоровья и трудоспособности. 2) Ежеквартально утверждая, сколько «весит» в рублях это МИНИМАЛЬНО НЕОБХОДИМОЕ.

И тем не менее 3) десятилетиями внедряя в жизнь общества (законами о МРОТ) «зарплату», котораяМЕНЬШЕ этого самого МИНИМАЛЬНО НЕОБХОДИМОГО для сохранения здоровья и трудоспособности. Для воспроизводства рабочих и специалистов.

Кстати, 83,49 руб. и другие подобные «зарплаты» – это, убеждён, нарушение Конституции не только в части обязательности ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ за труд. Но и в части статьи 7. По которойПРЯМАЯ обязанность государства, власти – создавать условия для ДОСТОЙНОЙ жизни человека. А не для НЕДОСТОЙНОЙ.

Нельзя не сказать о таком вот «доводе». Подумаешь-де, что зарплата меньше ПМ. Значит-де, надо найти дополнительную работу. Но РЕСУРС ТРУДА-то человека, ЗАПАС его жизненных сил, физиологической энергии ОГРАНИЧЕН. И совсем не зря устанавливаются нормы труда, отдыха и т.п. (Трудовым кодексом и другими нормативными документами).

Что происходит, если для содержания семьи приходится испытывать полуторную, двойную и т.п. трудовую нагрузку? В этом случае рабочие и специалисты работают НА ИЗНОС. Что, конечно же, не годится и с чисто экономической точки зрения. ДЛЯ ОБЩЕСТВА, ДЛЯ СТРАНЫ.

Косвенным подтверждением того, что внедряемая властью «зарплата» (которая меньше необходимой для сохранения здоровья) «работает» против здоровья рабочих и специалистов могут, думается, служить вот эти данные Роструда («Российская газета», 19.03.14 г., стр. 6). Каждый ШЕСТОЙпогибший на производстве умер не от несчастного случая, а естественной смертью.

Недопустимость чрезмерной трудовой нагрузки подтверждается, к примеру, далеко не единичными тяжелейшими ДТП по причине того, что шофёр заснул за рулём. Так, в Псковской области «лоб в лоб» столкнулись два автобуса. И специалист в этой области обоснованно объяснил подобные ситуации «СИСТЕМНОЙ ТРУДОВОЙ ПЕРЕГРУЗКОЙ» шофёров.

Ещё «довод». Зарплата меньше ПМ – это-де нормально. Если низкая производительность труда, то и зарплата должна быть низкая: КАК ПОТОПАЕШЬ, так и полопаешь. Это верно. Но связь-то здесь и обратная: КАК ПОЛОПАЕШЬ, так и потопаешь.

И когда («с лёгкой руки» самой высшей российской власти) «зарплата» не позволяет сохранять здоровье и трудоспособность рабочих и специалистов, то «работает» именно эта, ОБРАТНАЯ, связь.

Получается, что власть «своими собственными руками» не даёт рабочим и специалистам толком (как это требуется для производительного труда) «полопать». Из-за чего они не могут толком (производительно) «потопать».

И вряд ли могут ввести в заблуждение статданные об относительно высокой СРЕДНЕЙ зарплате в экономике, её отраслях. Которая схожа со средней температурой ПО БОЛЬНИЦЕ. При которой (средней температуре по больнице) у одних пациентов - несовместимая со здоровьем и жизнью НИЗКАЯтемпература, а у других, напротив,- ВЫСОКАЯ.

Ещё «довод». Приходится-де идти на такой МРОТ и на такие «зарплаты» - В ЦЕЛЯХ ЭКОНОМИИ. Это что же?! Получается, что здоровье и трудоспособность рабочих и специалистов, трудовой потенциал страны подрываются в целях экономии?! Как это?! Ведь это же главное богатство общества. Его главный экономический ресурс. Можно сказать, - «фундамент» страны.

Как же это возможно-то: сэкономить, работая на разрушение «фундамента» страны?! Если ущерб от такой «экономии», убеждён, несоизмеримо больше её самой. Это никакая не экономия. Это, уверен, - нечто СТРОГО ОБРАТНОЕ.

Вот владельцы, управленцы КОНКРЕТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ, действительно, вполне могут экономить деньги, оплачивая труд рабочих и специалистов «зарплатой», подрывающей их здоровье и трудоспособность. И соответственно – подрывающей трудовой потенциал СТРАНЫ В ЦЕЛОМ. Вразрез с её интересами. Рассуждая примерно так.

Чем-де меньше зарплата рабочих и специалистов, тем больше прибыль. Что и требуется. А то, что из-за зарплаты, НЕ ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ сохранить их здоровье и трудоспособность, подрывается трудовой потенциал СТРАНЫ, – так это нас «не колышет». Это не наша проблема.

«Подорванных, израсходованных»-де (из-за недопустимо низкой «зарплаты») рабочих и специалистов заменим другими, стоящими «у ворот» организации. А «израсходуются» рабочие и специалисты этой страны, - так возьмём на работу приехавших из других стран. А кончатся последние, - переведём свой бизнес в другие страны.

Но для государства, общества, страны В ЦЕЛОМ 1) экономия (бережливое расходование чего-либо) и 2) «зарплата», «работающая» на подрыв здоровья и трудоспособности, – это, убеждён, понятияНЕСОВМЕСТНЫЕ. Ведь если бы они не подрывались, отдача от рабочих и специалистов, от всего трудового потенциала страны была бы бОльшая. В том числе и чисто экономическая.

И, казалось бы, верхний эшелон власти (организатор жизни всего общества) никак не должен был бы позволять бизнесу «набивать карманы» посредством «зарплаты», подрывающей трудовой потенциал страны. Тем более что российские профсоюзы (в массе) защитить своих членов не в состоянии. «В силу» своей слабости.

Но увы. Судя по десятилетиями внедряемой (законами о МРОТ) «зарплате», которая меньше необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности, высшая российская власть поощряет такие действия бизнеса. Просто-таки подталкивает к ним. Как бы говорит ему: давай-давай, действуй. Как же это возможно-то?!

В ПРИНЦИПЕ решение созданной властью проблемы недопустимо низких «зарплат», убеждён, сработало бы не на уменьшение возможностей бюджетов разного уровня, а, напротив, - на увеличение этих возможностей. Ведь если бы здоровье и трудоспособность рабочих и специалистов не подрывались такими «зарплатами», то эффективность их труда и экономики в целом была бы более высокой. И это увеличило бы возможности бюджетов.

Специалисты констатируют: рабочая сила в России всё меньше отвечает требованиям рынка труда. Как по качеству, так и по количеству. Нарастают нехватка рабочих и специалистов в стране и её наводнение гастарбайтерами. Даже по официальным данным («Российская газета», 12.04.13 г., стр. 3), только врачей и медсестёр недостаёт в стране более 300 тыс. человек.

Одна из причин этого, убеждён, - как раз те самые «зарплаты» в кавычках. Десятилетиями внедряемые властью. «Работающие» против здоровья и трудоспособности рабочих и специалистов. Против производительности их труда.

В России, (!) САМОЙ богатой природными и территориальными ресурсами стране в мире, 50% семей содержат детей С ТРУДОМ, а 25% - ВОВСЕ НЕ В СОСТОЯНИИ (данные Детского фонда ООН и Независимого института социальной политики).

Согласно обследованиям Института социологии РАН, малообеспеченных в России –БОЛЬШИНСТВО (в феврале 2009 г.; более поздними данными не располагаю). Это у кого среднедушевой доход в расчёте на одно домохозяйство меньше прожиточного минимума, равен ему и чуть больше. При этом (НЕВЕРОЯТНО, НО ФАКТ) почти 70% малообеспеченных – это РАБОЧИЕ И СПЕЦИАЛИСТЫ. Не пенсионеры и т.п.

«Работают» ли на такую, МАССОВУЮ, малообеспеченность в России эти «зарплаты» в кавычках, о которых речь? Убеждён, конечно же «работают». И весьма действенно. Так же, как и наЗАШКАЛИВАЮЩЕЕ расслоение общества по уровню доходов.

Из «АИФ» (№ 46, 2012, стр. 4): «Россия заняла 1-е место в мире по неравенству распределения богатств. Согласно данным Global Wealth Report, на долю 1% россиян приходится 71% всех личных активов нашей страны».

Так же, убеждён, - как и на ГРОМАДНУЮ преступность в стране. Первый заместитель председателя Верховного Суда в отставке В. Радченко пишет ещё в 2009 году: «Общество насыщается людьми, имеющими судимость: 15 миллионов – это четверть взрослого мужского населения».

Люди-то очень разные. И часть из них такие «зарплаты» (не позволяющие сохранять здоровье и трудоспособность) вполне могут подталкивать к криминалу.

Законами о МРОТ далеко не исчерпываются решения, которые, убеждён, «работают» на все эти острейшие российские проблемы. О других подобных решениях, в частности, - в открытом письме от 14.03.14 г. руководству страны. Озаглавленном: «Если Уполномоченный по правам человека, прокуратура и Конституционный Суд не уполномочены контролировать соблюдение Конституции, прав человека».

Как же «поработали» в госорганах с подобными письмами Медведеву Д.А., Нарышкину С.Е., Матвиенко В.И. и к их предшественникам? Путину В.В.? Слово «поработали» совсем не зря взято здесь в кавычки. Налицо, убеждён, прямое нарушение этими госорганами, включая АП, Закона о работе с обращениями (ст.5, 8, 9, 10 и 11). А, значит, - и Конституции (ст. 33 – о праве граждан на обращение в госорганы).

Обращения должны приниматься к рассмотрению (если поступили по компетенции). Но не принимаются. Их пересылка тем, на кого в них жалуются, запрещена. Но они пересылаются. Должен даваться ответ ПО СУЩЕСТВУ поставленных в них вопросов. Но не даётся.

Госорганы вправе прекратить переписку, только если ранее уже дали ранее ответ по существу поставленных вопросов. Но они прекращают её и без этого. Как это сделали в Госдуме и Совфеде. О её прекращении, к примеру, - в отписках за подписью Габдрахманова Н.Н. (заместителя Исаева А.К.) и Рязанского В.В.

Каким, К ПРИМЕРУ, должен бы быть ответ ПО СУЩЕСТВУ вопросов, поставленных в настоящем открытом письме? О том, что 83,49 руб. и тому подобные «зарплаты» (недостаточные для сохранения здоровья и трудоспособности российских тружеников) вознаграждением за труд НЕ ЯВЛЯЮТСЯ. Что они – ВРАЗРЕЗ с Конституцией. С экономическими законами. И т.д.

Понятно, что коль скоро власть упорно ПРОДОЛЖАЕТ внедрять такие «зарплаты», ответ по существу этих вопросов должен бы быть таким. 83, 49 руб.-де и т.п. – вознаграждением за трудЯВЛЯЮТСЯ. Они НЕ ПРОТИВОРАЧАТ Конституции и экономическим законам. И т.д. ПОТОМУ-ТО И ПОТОМУ-ТО. Увы, в ход идут отписки. Ответов по существу поставленных вопросов нет.

АП и ПРФ к рассмотрению (по существу поставленных вопросов) обращения не принимают. Хотя обращения – строго по их компетенции. К примеру, глава государства – ГАРАНТ Конституции, прав человека (ст. 80). А обращения – как раз о их нарушении. Да ещё и чем? Законами, под которыми его подпись.

Из АП и ПРФ обращения переправляются на рассмотрение профильному министерству (судя по отпискам из АП и ПРФ, - без запроса о результатах рассмотрения). Которое выдаёт заключительную отписку. В которой ответа по существу поставленных вопросов тоже нет.

К примеру, - вот эта заключительная отписка. Из Минтруда России (далее - МТ) – исх. № 14-1/3052710-5360 от 05.11.13 г., Маслова М.С. (прилагается). В которой по существу поставленных вопросов – НИ СЛОВА. Принято-де «к сведению». Эта отписка – на переправленное из АП и ПРФ в МТ открытое письмо от 25.10.13 г. руководству страны. Озаглавленное: «МРОТом (от руководства страны) – по эффективности рабочих мест».

А вот как в АП «поработали» с жалобой на МТ (который не дал ответ ПО СУЩЕСТВУ вопросов, поставленных в переправленном ему из АП письме от 25.10.13 г.). АП направила эту жалобу…(!) В МТ. Тому, на кого жалоба. На рассмотрение. Судя по ответу из АП автору жалобы (исх. № А26-02-32735971 от 14.03.14 г., Маслова Н., прилагается), - без запроса о результатах рассмотрения.

Указанная жалоба на МТ содержится в упомянутом выше (стр. 4, последний абзац) письме от 14.04.14 г. руководству страны. В этом письме – и об истоках того, почему, как представляется, власть так легко нарушает законы, включая Основной – Конституцию. Она в России, убеждён, по сутиБЕСКОНТРОЛЬНА. Что даёт власть имущим возможность работать на себя в ущерб другим, обществу в целом.

И кстати, вопросы организации власти и т.п., поставленные в письме от 14.03.14 г., переправленном из АП в МТ, к компетенции МТ не отнесены (см. Положение о МТ).

Причастно ли к нарушению законов масловыми (см. упомянутые выше, на предыдущей странице, отписки из МТ и АП) руководство МТ и АП? Топилин М.А. и Иванов С.Б.? Да и глава государства? Ответ, думается, понятен. Ведь это же их прямая обязанность: организовать работу должностных лиц так, чтобы они законы НЕ НАРУШАЛИ.

Теперь, наконец, - об «объяснении» Исаевым А.К. и Голодец О.Ю. того, почему в России МРОТ меньше ПМ. (То есть меньше минимально необходимого для сохранения здоровья и трудоспособности рабочих и специалистов.)

Согласно Исаеву А.К. ( «Российская газета», 19.03.14., стр. 4), дело, оказывается, в том, что «…правительство, профсоюзы и работодатели – НЕ МОГУТ ДОГОВОРИТЬСЯ (выделено мной – Л.Г.) по ряду важных моментов: например, включать или не включать в структуру МРОТ стимулирующие выплаты и выплаты, связанные с особыми условиями работы, что должно входить в прожиточный минимум, на который ориентируется минимальный размер оплаты труда, и так далее».

Получается, что такой МРОТ - это из-за ПРФ и др. А Исаев А.К. и Госдума здесь вовсе и ни причём. Хотя переоценить их роль в подготовке и внедрении в жизнь общества законов о МРОТ, во внедрении «зарплат», которые меньше минимально необходимых для сохранения здоровья и трудоспособности рабочих и специалистов, вряд ли возможно.

А вице-премьер ПРФ Голодец О.Ю. («Российская газета», 07.03.14., стр. 6), напротив, «кивает» на законодателя (и так же, как и Исаев А.К., - на работодателей и профсоюзы). ПРФ-де (суть) готово повышать МРОТ. Но, увы, не поставлена-де «ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ точка (выделено мной – Л.Г.)» в части того, должны ли включаться в МРОТ районные коэффициенты и северные надбавки.

Об этом – в ответе Голодец О.Ю. на такой вопрос: «Когда минимальный размер оплаты труда повысится хотя бы до прожиточного минимума?». То есть, от прямого ответа она ушла. И тоже сказала по сути (как и Исаев А.К.), что её «хата с краю».

Однако очевидно, думается, что эти их объяснения – просто-таки «ни в какие ворота». Это же именно Госдума и ПРФ уже давным-давно должны были решить все эти вопросы. ЧТО следует включать в МРОТ и ПМ, а ЧТО не включать.

То, что у работодателей и профсоюзов большей частью разные, а то и противоположные, позиции, так это, как говорят студенты, и «ежу понятно». Так же как и то, что именно Госдума и ПРФ и должны увязывать их позиции. В общегосударственных, общенародных интересах.

Исходя при этом прежде всего из того, что внедряемой властью зарплатой здоровье и трудоспособность рабочих и специалистов, трудовой потенциал страны (главное богатство общества) подрываться НЕ ДОЛЖНЫ. Что рабочие и специалисты должны ВОЗНАГРАЖДАТЬСЯ за труд (как того требуют Конституция и экономические законы). Что «работать» на острейшие российские проблемы внедряемый властью МРОТ НЕ ДОЛЖЕН.

Просьба к ПРФ, Госдуме, Совфеду и главе государства (с его Администрацией) - исправить, убеждён, неконституционные решения власти. О которых также (в частности) – в упомянутом выше (стр. 4, последний абзац) письме от 14.03.14 г. руководству страны.

Ущерб, который, уверен, уже десятилетия наносится этими решениями конкретным согражданам, их семьям, трудовому потенциалу, экономике, убеждён, ВОСПОЛНИТЬ, конечно же, невозможно. Но надо хотя бы ПРЕКРАТИТЬ его нанесение. Нефть, газ и т.п. – это же относительно ненадолго. И с чем же Россия остаётся? С трудовым потенциалом, который, уверен, продолжает подрываться решениями высшей власти?

И, в частности.

1. Установить МРОТ, который больше ОФИЦИАЛЬНОГО ПМ. НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО.

По мнению экспертов ООН («Российская газета», 25.10.10 г., стр. 3, «Порок бедности»), в России работающие имеют бОльшие риски бедности, чем пенсионеры, и ситуация изменится только тогда, когда минимальная зарплата будет больше ПМ в ПОЛТОРА РАЗА. В России же ныне – наоборот: ПМ (даже официальный) БОЛЬШЕ МРОТ почти в полтора раза. Ранее же, как показано выше, - (!) НА ПОРЯДОК;

2. Намного увеличить минимальное пособие по безработице. НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО. По крайней мере, - для тех безработных граждан, которым не предоставлена возможность участвовать в оплачиваемых общественных работах. Восстановить доплату к нему на иждивенцев.

3. НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО защитить, как того требует Конституция страны, рабочих и специалистов, которые не имеют работы и (или) заработка. Платить им пособие по безработице. Это относится:

- к отправленным организациями в длительный неоплачиваемый «отпуск»;

- к тем, кому подолгу не платят за работу.

Это тем более необходимо, что в России большая часть населения (по данным бывшего Председателя Центробанка России В.В. Геращенко – 80%), как говорят, живут от получки до получки.

С последующим возмещением (пусть и не сразу) организациями (нарушающими Конституцию, права человека в части обязательности вознаграждения за труд) бюджетных расходов на выплату этим безработным гражданам пособия по безработице и т.п.

4. Закрепить в Законе о занятости определение занятости в экономике (занятости экономической деятельностью), из которого однозначно вытекало бы, что заработок – это необходимое условие трудовой занятости, БЕЗ КАКИХ-ЛИБО ИСКЛЮЧЕНИЙ.

Закрепление её определения как прожектором высветило бы, что нельзя относить к занятым (то есть к ИМЕЮЩИМ заработок) НЕ ИМЕЮЩИХ заработка. Как это делается властью ныне.

5. Закрепить в Законе о занятости, а также в Трудовом кодексе определение понятия «рабочее место» в значении ВСЕГО необходимого для занятости, включая РАБОТУ И ЗАРАБОТОК.

Тогда власть уже не смогла бы относить к ИМЕЮЩИМ рабочее место не имеющих работы и (или) заработка. То есть, - фактически НЕ ИМЕЮЩИХ рабочего места.

Законопроект по этому вопросу и пояснительная записка к нему прилагаются.

6. Внести в Закон о занятости и в другие нормативные акты изменения, которые вытекают из предложенного в пунктах 3-5.

7. Дать поручение Росстату разъяснить в инструктивных материалах, что такое рабочее место; кого нужно считать имеющим рабочее место, а кого – нет; как обоснованно определять общее число и движение рабочих мест в экономике страны и т.п.

И ещё 2 просьбы.

8. Принять меры, направленные на то, чтобы должностные лица и т.п. не нарушали Закон о работе с обращениями и Конституцию.

9. Поручить профильным структурным подразделениям Госдумы, Совфеда и АП дать всё-таки ответ ПО СУЩЕСТВУ вопросов поставленных в настоящем письме и упомянутых выше (стр. 4 и 5) письмах руководству страны от 25.10.13 г. и 14.03.14 г.

Как того требуют Закон о работе с обращениями и Конституция.

Приложения: упомянутые отписки из МТ (от 05.11.13 г.) и из АП (от 14.03.14 г.) и законопроект с пояснительной запиской к нему – на 6 листах.

Гречишников Л.В.

04.04.14 г.

Копия

Министерство труда и

социальной защиты

Российской Федерации

(Минтруд России)

06.11.2013 № 14-1/3052710-5360

Гречишникову Л.В.

(его адрес не приводится – Л.Г.)

В соответствии с письмом Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций от 26 октября 2013 г. № А26-0691614311 Ваше обращение, поступившее на имя Президента Российской Федерации, рассмотрено в Минтруде России в части вопросов определения и использования в экономике страны термина «рабочее место» и принято к сведению.

Переписка с Вами по вопросам установления минимального размера оплаты труда не ниже величины прожиточного минимума признана нецелесообразной и прекращена письмом Министерства от 23 июля 2013 г. № 14-1/3040383-3992.

Директор Департамента оплаты

труда, трудовых отношений и

социального партнёрства М.С Маслова

Копия верна: Гречишников Л.В.

Копия

Администрация Президента Российской Федерации

Управление Президента Российской федерации по работе с обращениями граждан и организаций

ул. Ильинка, д. 23, Москва, Российская Федерация, 103132

Гречишникову Л.В.

(его адрес не приводится – Л.Г.)

14 марта 2014 г.

№ А26-02-32735971

Ваше обращение на имя Президента Российской Федерации, подписанное 14.03.2014 г., полученное 14.03.2014 г. в Приёмной Президента Российской Федерации по приёму граждан и зарегистрированное 14.03.2014 г. за № 327359, рассмотрено и направлено в Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации.

Советник департамента по

обеспечению деятельности

Приёмной Президента Российской

Федерации по приёму граждан Н. Маслова

Копия верна: Л. Гречишников 04.04.14 г.

Пояснительная записка к проекту закона «О внесении дополнений

и изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации»

В законах и других документах (в том числе и в Трудовом кодексе) термин «рабочее место употребляется в двух значениях: 1) в значении места как такового, какого-то пространства для труда (в пределах которого перемещаются, когда работают) и 2) в значении ВСЕГО непосредственно необходимого для занятости работника в экономике. А официально закреплено определение рабочего места лишь в первом из этих значений, в значении пространства для труда (ст. 209 Трудового кодекса):

«рабочее место - место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой, и которое прямо или косвенно находятся под контролем работодателя». (Такое рабочее место в настоящем законопроекте называется РАБОЧИМ МЕСТОМ (МЕСТОМ ДЛЯ ТРУДА).

Очевидно, что для того, чтобы быть занятым в экономике, иметь рабочее место одного только пространства для труда недостаточно. Для занятости работника требуется ещё и многое другое: работа, оборудование, сырьё и т.п., а также, что крайне важно, - деньги на зарплату и т.п.

Когда говорится о создании и сохранении рабочих мест (чтобы люди реально были заняты в экономике), речь - не только о рабочих местах (местах для труда как таковых), но о рабочих местах во втором из указанных значений, в значении ВСЕГО непосредственно необходимого для занятости в экономике.

Не выработано и законодательно не закреплено конкретное определение именно такого рабочего места, рабочего места во втором из указанных значений, в значении ВСЕГО непосредственно необходимого для занятости работника.

То, что в тексте Трудового кодекса дано определение только рабочего места (места для труда), и в то же время термин «рабочее место» используется в Кодексе и в значении всего необходимого для занятости – это явная ошибка законодателя. Из-за этого – разночтения, путаница, дезориентация.

Из-за этого - поручения органов власти о создании и сохранении рабочих мест подобны поручению: принеси то, не скажу что. Из-за этого завышается число рабочих мест в стране и соответственно занижается безработица.

В том числе и из-за этого (и это главное) – те экономически активные (то есть нуждающиеся в заработке) граждане России, у которых нет РАБОТЫ И (ИЛИ) ЗАРАБОТКА, официально признаются имеющими рабочее место, занятыми в экономике и от безработицы их не защищают. К примеру, отправленные в длительный неоплачиваемый «отпуск» и те, кому подолгу не платят за труд. То есть те, у кого фактически нет работы и (или) заработка.

Это противоречит и документам Международной организации труда. Безработный (главное, суть) – это тот, кто нуждается в ДОХОДНОМ занятии, но его не имеет. То есть о безработице, отсутствии рабочего места свидетельствует на только отсутствие работы, но и отсутствие заработка.

Нет заработка - человек безработный. У него нет рабочего места. «Беззаработица» - это и есть безработица. И это означает отсутствие рабочего места. Даже если есть работа, и человек работает.

Главная цель прилагаемого законопроекта – вооружить практику обоснованным определением РАБОЧЕГОМЕСТА (рабочего места в значении всего непосредственно необходимого для занятости). Разъяснить, чем РАБОЧЕЕ МЕСТО отличается от РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА), «развести» эти понятия. То, что это до сих пор не сделано, – одна из главных причин перечисленных выше и других отрицательных последствий.

В этих целях законопроект дополняет Кодекс определением РАБОЧЕГО МЕСТА:

«рабочее место - часть организации и т.п., которая включает в себя ВСЕ элементы процесса труда, непосредственно необходимые для трудовой деятельности работника, а также денежные и другие средства на вознаграждение его труда: на выплату ему заработной платы и т.п.

Элементы процесса труда - работа и то, что требуется для ее выполнения: рабочее место (место для труда); технологическое оборудование; сырьё и другие предметы труда; электрическая и другие виды энергии; информация, отражённая в проектной, конструкторско-технологической и другой документации и на других носителях; и тому подобное - в зависимости от отраслевых и других особенностей производства продукции (работ, услуг)».

В заключении профильного НИИ – НИИ труда и социального страхования - выражено принципиальное согласие с этим определением.

Из предложенного определения видно, что рабочее место и рабочее место (место для труда) соотносятся друг с другом как целое и его часть. РАБОЧЕЕ МЕСТО (МЕСТО ДЛЯ ТРУДА) - это лишь одна из необходимых составных частей РАБОЧЕГО МЕСТА.

Соответственно законопроектом вносится ясность, в каких статьях Кодекса о каком рабочем месте идёт речь. Для этого рабочие места в одних статьях Кодекса обозначаются термином «рабочее место», а в других – термином «рабочее место (место для труда)». О рабочем месте (рабочем месте в значении всего непосредственно необходимого для занятости) говорится в статье 74 и в восьмой части статьи 219 Кодекса.

Статья 74 даёт работодателю право «…в целях сохранения рабочих мест…» вводить режим неполного рабочего времени. Если бы в этой статье говорилось о рабочем месте (месте для труда), как его трактует статья 209, то для введения неполного рабочего времени работодателю достаточно было бы сохранить лишь производственные площади.

На самом же деле, чтобы получить право на введение неполного рабочего времени, работодатель должен сохранить не только производственные площади, не только рабочие места (места для труда), но и всё остальное для занятости работников, то есть сохранить РАБОЧИЕ МЕСТА (всё для занятости, хотя и в течение неполного рабочего времени).

В таком же значении термин «рабочее место» употребляется и в восьмой части статьи 219, в которой говорится о праве работника на переподготовку «…в случае ликвидации рабочего места…». Что в данном случае ликвидируется? Почему требуется переподготовка работника? Потому, что он лишается работы, которую ранее выполнял, и заработка.

Рабочее место (место для труда), как его трактует статья 209, может при этом и не ликвидироваться, продолжать существовать. То есть в данном случае тоже говорится не о рабочем месте (месте для труда), а о РАБОЧЕМ МЕСТЕ (в значении всего необходимого для занятости).

1 1

Во всех других случаях в Кодексе (в статьях 21, 72 , 210, 212, 214, 216 , 218 и в частях 2, 4, 9 11 и 16 статьи 219) термин «рабочее место» употребляется в значении рабочего места (места для труда).

В законопроекте даётся и другое определение РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА), то есть того рабочего места, о котором говорится в статье 209. Это делается, в частности, для того, чтобы привести его в соответствие с тем определением, которое дано в Конвенции Международной организации труда о безопасности и гигиене труда (№ 155), которую российская сторона РАТИФИЦИРОВАЛА.

То определение, которое в статье 209, отличается от определения в Конвенции МОТ НЕ В ПОЛЬЗУ РАБОТНИКА. В Конвенции МОТ говорится, что термин «рабочее место» означает ВСЕ МЕСТА, где трудящиеся должны находиться или куда они должны следовать в связи с их работой, а в статье 209: рабочее место – это МЕСТО, где работник должен находиться или куда он должен прибыть в связи с его работой. Это весьма существенно меняет смысл определения. В законопроекте даётся такое определение РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА):

«рабочее место (место для труда) - все места, где работникам необходимо находиться или куда им необходимо следовать в связи с их работой, и которые прямо или косвенно находятся под контролем работодателя».

От определения в Конвенции МОТ оно отличается только тем, что вместо слова «означает» поставлено тире, вместо слова «трудящиеся» использовано слово «работники», вместо слова «предпринимателя» - слово «работодателя», а рабочее место названо рабочим местом (местом для труда)».

Приложение: законопроект, на 1 листе.

Гречишников Л.В.

14.03.14 г.

Проект

Федеральный закон

О внесении дополнений и изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации

Статья 1

Внести в Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ следующие дополнения и изменения:

1) начать изложение Трудового кодекса Российской Федерации в следующей редакции:

Основные понятия и термины, используемые в двух

частях Трудового кодекса и более

Рабочее место (место для труда) - все места, где работникам необходимо находиться или куда им необходимо следовать в связи с их работой, и которые прямо или косвенно находятся под контролем работодателя.

Рабочее место - часть организации и т.п., которая включает в себя все элементы процесса труда, непосредственно необходимые для трудовой деятельности работника, а также денежные и другие средства на вознаграждение его труда: на выплату ему заработной платы и т.п.

Элементы процесса труда - работа и то, что требуется для ее выполнения: рабочее место (место для труда); технологическое оборудование; сырьё и другие предметы труда; электрическая и другие виды энергии; информация, отражённая в проектной, конструкторско-технологической и другой документации и на других носителях; и тому подобное - в зависимости от отраслевых и других особенностей производства продукции (работ, услуг);

1 1

2) в статьях 21, 72 , 210, 212, 214, 216 , 218, 219 (в частях 2, 4, 9, 11 и 16) слова "рабочее место" в соответствующих падеже и числе заменить на: "рабочее место (место для труда)" в соответствующих падеже и числе;

3) часть шестую статьи 209 исключить.

(См. пояснительную записку к настоящему законопроекту.)

Гречишников Л.В.

14.03.14 г.


Оставьте свой комментарий!

Дорогие пользователи! У нас принято указывать настоящие имена.

(обязательно)

  Наверх